Концепция
Выпуск №6
  • <
  • 7 
  • 6 
  • 5 
  • 4 
  • 3 
  • 2 
  • 1 
  • >

Управляемая панспермия

 

 

Управляемая панспермия

 

На конференции Future Is Now один из ведущих инженеров NASA Адам Стенцлер озвучил несколько наиболее перспективных, по его мнению, путей колонизации планет, пишет журнал “Популярная механика”.

Речь идет о том, чтобы отправлять в космос не людей (существующий уровень развития технологий пока не позволяет всерьез планировать такие экспедиции), а бактерии, которые, как подтверждают последние исследования, могут выживать в космических условиях на пути от Земли к Марсу. Это позволяет предположить, что они способны переносить и более долгие путешествия в условиях глубокого космоса.

Стенцлер предлагает внедрять в клетки бактерий сегменты человеческой ДНК, а по прибытии к месту назначения “печатать” людей на основе имеющегося на выбранной планете материала. Исследователи предполагают, что дальнейшие работы в области генетики и клонирования когда–нибудь позволят осуществить этот смелый замысел. Стенцлер уверен, что эта идея выглядит более реальной, чем другие, так как не противоречит базовым законам физики.

 

 

Фактически речь идет об управляемой панспермии (появление жизни на планетах в результате занесения из космического пространства так называемых “зародышей жизни”). Согласно одной из теорий, именно таким образом жизнь зародилась и на Земле.

Несмотря на всю фантастичность идеи, ее авторы уверены в том, что когда–нибудь она может быть реализована, хотя на это могут уйти сотни или даже тысячи лет. “Человечество узнало о существовании ДНК всего 50 лет назад, а через пять тысяч лет мы будем считать ДНК такой же простой вещью, как кусок пирога”, – отметил Стенцлер.

Ранее со схожей идеей выступили исследователи из Гарвардской медицинской школы Джордж Черч и Гари Равкун, которые также полагают возможной доставку элементов человеческой ДНК на другие планеты с помощью устойчивых бактерий.

 

I

Впервые теорию управляемой панспермии предложили Фрэнсис Крик и Лесли Оргел в 1973 году. Ее суть  намеренное «заражение» Земли (наряду с другими планетными системами) микроорганизмами, доставленными на непилотируемых космических аппаратах развитой инопланетной цивилизацией, которая, возможно, находилась перед глобальной катастрофой или же просто надеялась произвести терраформирование других планет для будущей колонизации. В пользу своей теории они привели два основных довода – универсальность генетического кода (известные другие вариации кода используются в биосфере гораздо реже и мало отличаются от универсального) и значительную роль молибдена в некоторых ферментах. Молибден – очень редкий элемент для всей Солнечной системы.

Опровержение теории самопроизвольного зарождения жизни сыграло двоякую роль. С одной стороны, представители идеалистической философии увидели в его опытах лишь непосредственное свидетельство принципиальной невозможности перехода от неорганической материи к живым существам в результате действия только естественных сил природы. Это вполне согласовывалось с их мнением о том, что для возникновения жизни необходимо вмешательство нематериального начала – творца.

С другой стороны, некоторые естествоиспытатели – материалисты лишились теперь возможности использовать явление самозарождения жизни в качестве главного доказательства своих взглядов. Возникло представление о вечности жизни во Вселенной. Так появилась гипотеза панспермии, которую выдвинул немецкий химик Ю. Либих (1803–1873). Согласно гипотезе панспермии, жизнь существует вечно и переносится с планеты на планету метеоритами.

 

 

Простейшие организмы или их споры ("семена жизни"), попадая на новую планету и найдя здесь благоприятные условия, размножаются, давая начало эволюции от простейших форм к сложным. Сторонником гипотезы панспермии был выдающийся отечественный естествоиспытатель В.И. Вернадский (1863–1945). Особенно активно развивал теорию панспермии шведской физико–химик С. Аррениус (1859–1927).

В опытах русского физика П.Н. Лебедева (1866– 1912), открывшего давление светового потока, С. Аррениус увидел доказательство возможности переноса спор микроорганизмов с планеты на планету. Жизнь переносится, предполагал он, не в виде микроорганизмов на метеоритах, раскаляющихся при вхождении в плотные слои атмосферы, – сами споры могут перемещаться в мировом пространстве, движимые давлением солнечного света!

В качестве альтернативы абиогенезу выступала концепция панспермии, связанная с именами таких выдающихся ученых, как Г. Гельмгольц , У. Томпсон (лорд Кельвин) , С. Аррениус , В.И. Вернадский . Эти исследователи полагали, что жизнь столь же вечна и повсеместна, как материя, и зародыши ее постоянно путешествуют по космосу; Аррениус, в частности, доказал путем расчетов принципиальную возможность переноса бактериальных спор с планеты на планету под действием давления света; предполагалось также, что вещество Земли в момент ее образования из газо–пылевого облака уже было "инфицировано" входившими в состав последнего "зародышами жизни".

Концепцию панспермии обычно упрекают в том, что она не дает принципиального ответа на вопрос о путях происхождения жизни, и лишь отодвигает решение этой проблемы на неопределенный срок. При этом молчаливо подразумевается, что жизнь должна была произойти в некой конкретной точке (или нескольких точках) Вселенной, и далее расселяться по космическому пространству – подобно тому, как вновь возникшие виды животных и растений расселяются по Земле из района своего происхождения; в такой интерпретации гипотеза панспермии действительно выглядит просто уходом от решения поставленной задачи.

 

 

Однако действительная суть этой концепции заключается вовсе не в романтических межпланетных странствиях "зародышей жизни", а в том, что жизнь как таковая просто является одним из фундаментальных свойств материи, и вопрос о "происхождении жизни" стоит в том же ряду, что и, например, вопрос о "происхождении гравитации". Легко видеть, что из двух исходных положений концепции панспермии – вечность жизни и повсеместность ее распространения – проверяемым является лишь второе.

Однако все попытки обнаружить живые существа (или их ископаемые остатки) вне Земли, и прежде всего – в составе метеоритного вещества, так и не дали положительного результата. Неоднократно появлявшиеся сообщения о находках следов жизни на метеоритах основаны или на ошибочной интерпретации некоторых бактериоподобных неорганических включений, или на загрязнении "небесных камней" земными микроорганизмами.

Метеоритное вещество оказалось достаточно богатым органикой, однако вся она, как уже было сказано, не обладает хиральной чистотой; это последнее обстоятельство – весьма сильный довод против принципиальной возможности существования "межзвездной жизни". Таким образом, по крайней мере положение, касающееся повсеместности распространения жизни во Вселенной, не нашло подтверждения. Это заставляет сделать грустный вывод, что панспермия, так же как и абиогенез, не дает удовлетворительного ответа на вопрос о возникновении жизни на Земле.

 

II

В 1743 году французский натуралист Бенуа де Майе (1656–1738) предположил, что споры жизни были принесены на Землю из космоса; они попали в океаны и естественным образом превратились в рыб, а затем в амфибий, рептилий и млекопитающих. Но лишь в 1908 году гипотеза панспермии впервые была четко сформулирована Сванте Аррениусом (1859–1927) в книге «Worlds in the Making» («Образование миров») (1906). Он считал, что во Вселенной существует бесконечное количество спор: они как бы плавают в космосе, переносимые от звезды к звезде под давлением света.

 

 

Сванте Август Аррениус – выдающийся шведский физик, который в 1887 сформулировал теорию электролитической диссоциации

 

Это предположение отнюдь не было таким уж нелепым. Было известно, что споры могут выживать как при чрезвычайно высоких температурах, так и в условиях вакуума, сохраняя свою способность к репродукции до тех пор, пока условия окружающей среды не становятся более мягкими. Однако позднее люди узнали, насколько сильны в космосе рентгеновские лучи, и потому споры не смогли бы сохраниться, если бы только не были чрезвычайно хорошо защищены. Более того, это предположение не решало проблемы происхождения жизни на Земле. Легко поверить, что жизнь на Земле появилась, когда на нее попали споры из космоса, но откуда взялись сами споры? Выдвигались все более обоснованные модели ранних этапов развития жизни на Земле, и теория панспермии быстро теряла популярность.

 

           

 

Совместная работа Фреда Хойла (сверху) и Чандра Викрамасинга (снизу) привела к развитию гипотезы панспермии

 

                       

 

Позднее, однако, Фред Хойл (1915–2001) и Чандра Викрамасингх (р. 1939) предложили интересный вариант гипотезы панспермии. Уже некоторое время известно, что газообразные туманности содержат органические молекулы: например, в одной туманности есть спиртовой эквивалент достаточно чистого виски, чтобы заполнить полую Землю 1000 раз (уникальное подтверждение того, что космические расы существуют!). Но спектроскопический анализ, похоже, доказал, что в этих межзвездных облаках существуют и более сложные органические молекулы – полисахариды. Поскольку целлюлоза является одним из полисахаридов, это совершенно потрясающая информация.

Космос не так безжизнен и холоден, как это может показаться на первый взгляд. К примеру, в период формирования нашей планеты ее окутывал пылевой околопланетный кокон, подогреваемый молодым Солнцем. Температура внутри него в тот период была достаточно высокой. Ну а на счет возможности существования жизни в открытом космосе и говорить не стоит, т.к. именно об этом и идет речь в данной статье.

Дальнейшие исследования состава межзвездных облаков газа и пыли (туманностей) и происходящих в них процессов также оказались многообещающими. Астрономы смогли доказать, что для туманности обычны молекулы, которые называются полициклическими ароматическими углеводородами (ПАУ). Эти невероятно устойчивые молекулы широко распространены также у нас на Земле – например в автомобильных выхлопах.

Совсем недавно их обнаружили не только в туманностях, но и в открытом космосе. Астроном Адольф Уитт из Толедского университета скрупулезно составлял каталоги ПАУ, имеющихся в туманностях и открытом космосе, и обнаружил весьма сложные молекулы, такие как антрацен и пирен. Гипотеза заключается в том, что меньшие, менее устойчивые органические молекулы, из которых состоит туманность, скрываются от возможного разрушительного излучения среды, встраиваясь в более устойчивые сложные молекулы, которые могут сохраниться, даже если попадут в открытый космос.

 

 

Луис Алламандола – астрофизик, работающий в исследовательском центре Ames NASA

 

Некоторые физики, например Луис Алламандола, воссоздали содержимое и условия межзвездной туманности в вакуумных камерах с целью спрогнозировать, какие иные органические вещества могут существовать в ней в действительности. Первым любопытным открытием было то, что в подобных условиях при воздействии на «туманность» ультрафиолетовым излучением (которого, конечно, достаточно в космосе) в частицах льда происходят фотохимические реакции.

В ходе этих реакций простые молекулы (наподобие молекул воды, аммиака, метанола и угарного газа) могут превратиться в более сложные вещества, которые формируют тонкие защитные мембраны, напоминающие клеточные, и те, возможно, защищают находящиеся в них более уязвимые молекулы. В своей искусственной туманности исследователи также создали аминокислоты, а аминокислоты – это строительный материал белков.

Возможно, самое любопытное из всех открытий Алламандолы и его команды заключается в том, что если они заменяли один атом углерода в ПАУ атомом азота (а это часто происходит в природе), то конечный продукт запущенной таким образом химической реакции во многом походил на разновидность звена ДНК или РНК. Полученные из космоса спектры очень походили на спектры вариантов азотсодержащих соединений.

Некоторые метеориты содержат нечто, напоминающее рудиментарные клетки палеонтологических находок; и эти метеориты, как полагают, появились в результате дробления кометного ядра. Поскольку кометы прибывают из межзвездного пространства, их состав может отражать состав газообразной туманности; более того, вещества, выявленные во внешней части комет, сопоставимы с кометным ядром, содержащим сложные органические молекулы, в частности полисахариды.

К этому можно добавить, что внутренняя часть ядра кометы, возможно, весьма удобное место, подходящее для биохимических реакций, и вполне вероятно, что семена жизни, если не примитивные ее формы, могли появиться таким образом. При столкновении комет с первобытной Землей высвобождалось содержащееся в них органическое вещество, и так зародилась земная жизнь. (Более поздние прохождения Земли через хвосты комет, как заявили Хойл и Викрамасингх, приводили к эпидемиям.)

 

 

В интервью, которое Чандра Викрамасингх переслал на сайт Space.com в 2000 году по электронной почте, он описал схему этого явления:

Жизнь зародилась в космологическом масштабе и была соединением материала всех комет, вращающихся вокруг всех звезд во всех галактиках Вселенной.

Однажды появившись, устойчивая жизнь… практически обеспечивает себе бессмертие. Она выживает и многократно воссоздается в теплых влажных ядрах комет. Пространство между звездами наполнено обломками комет, и некоторые из них содержат семена жизни.

Кометы попали на Землю из кометного облака Орта в нашей Солнечной системе, в котором находятся сотни миллиардов таких тел, и принесли первую жизнь на нашу планету примерно 3800 миллионов лет назад.

Бактерии, долгое время попадавшие на Землю с комет (и попадающие к нам по сей день), направляли эволюцию земной жизни.

Так что же это получается, нашими предками были инопланетные бактерии, прилетевшие на Землю из далекой галактики?

В 2004 году группа ученых из Вашингтонского университета в Сент–Луисе и Ливерморской национальной лаборатории имени Лоуренса в Калифорнии под руководством Кристин Флосс исследовала частицы пыли, собранные NASA в стратосфере, и обнаружила органическое вещество, возраст которого был явно больше возраста Солнечной системы. Почти наверняка это вещество сформировалось в межзвездной туманности. В момент написания этой статьи проводится анализ пыли, собранной NASA в хвосте кометы «Уайлд–2», в надежде найти аналогичные первобытные органические вещества и там – а может быть, и совсем другую непривычную органику. Маленькие частицы кометного вещества постоянно попадают на поверхность Земли из атмосферы.

 

            

 

Фотография ядра кометы «Уайлд–2». В 2004 году комету исследовал космический аппарат Стардаст, сделавший снимки ее и забор частиц. Оказалось, что в состав кометы входят аминокислота глицин и огромное количество изотопа углерода 13С, которого на Земле практически нет.

Даже если идея живых микробов, которые способны выжить в долгом путешествии от одной звезды к другой, окажется несостоятельной, то что можно сказать насчет перемещений камней между Землей и ее (относительно) близким соседом – Марсом? Конечно, на Земле можно найти какие–то марсианские камни, отколотые от поверхности красной планеты ударившими по ней метеоритами или после грандиозного вулканического извержения и в итоге попавшие сюда. Хотя обратный процесс более сложен (гравитация нашей планеты больше, так что и воздействие должно быть сильнее, и каменные фрагменты должны перемещаться от Солнца, а не к нему), представляется несомненным, что по крайней мере некоторая часть земного вещества попала сюда с Марса. Если на Марсе обнаружится микробная жизнь, в первую очередь нужно будет убедиться, что у нее не земное происхождение.

 

 

Напоминающие окаменевшие отходы жизнедеятельности земных бактерий микроструктуры, обнаруженные в материале метеорита ALH84001, который некогда являлся часть марсианской поверхности, а 13 тысяч лет назад упал на Землю.

Однако сейчас наибольший интерес вызывает именно сценарий «от Марса к Земле». Имеются указания на то, что на заре Солнечной системы на Марсе была более благоприятная для происхождения жизни среда, чем на Земле: будучи планетой меньшего размера, Марс охладился раньше Земли. Также известно, что в геологической истории Марса была по меньшей мере одна стадия, когда он был более теплым и влажным и, таким образом, более подходил для роли обители жизни. Возможно, что жизнь на Земле появилась не самостоятельно, а зародилась на Марсе и затем переместилась сюда в виде метеоритов, зараженных микробами. Возможно, мы ищем ключи к загадке о происхождении жизни и о ранних этапах ее развития не на той планете.

 

 

Дождевые осадки красного цвета, которые периодически выпадали над Коттаямой с 25 июля по 23 сентября 2001 года

 

Идея того, что жизнь была принесена на Землю в виде микробов вместе с метеоритами или кометами, получила дальнейшее развитие благодаря красному дождю в Коттаяме. Рано утром 25 июля 2001 года в небе над окрестностями города Коттаяма на юго–западной оконечности Индии раздался громоподобный треск. Через несколько часов пошел красный дождь.

В течение следующих двух месяцев поступали многочисленные сообщения: иногда это был красный ливень, иногда красный дождь внутри обычного дождя; иногда это был дождь просто слегка красного цвета, а иногда он был кроваво–красным. Физики Годфри Луис и Сантош Кумар из Университета Махатмы Ганди в Коттаяме весьма заинтересовались этим явлением, взяли пробы красного дождя и исследовали их под микроскопом, пытаясь выяснить, в чем причина красного цвета.

В ходе исследований открылся поразительный факт. Красная примесь в дожде состояла из чего–то похожего на биологические клетки, в которых не было ни ядра, ни ДНК. Оба физика предположили, что исходным «раскатом грома» был на самом деле взрыв большого метеора высоко над землей; их предположение логично и в целом принимается как наиболее вероятное объяснение.

Менее распространена гипотеза, что красные органические тела в дождевой воде являются микробами, находящимися внутри метеора и в результате взрыва рассеявшимися во всей местной атмосфере, включая дождевые облака. И эта идея того, что вещество рассеялось в результате взрыва, не противоречит логике; оспаривается лишь версия, что клеткообразные структуры совершенно чужды Земле.

Во время написания данной книги эти тела дополнительно изучались на предмет возможного содержания ДНК, которую не заметили Луис и Кумар в процессе своих исследований. Если ДНК будет обнаружена, то это может указывать на земное происхождение этих структур, хотя и этот факт вряд ли полностью объяснит происходящее.

Главная предлагаемая гипотеза земного происхождения «клеток» кажется столь же невозможной, как и теория внеземного зарождения: что метеорит взорвался в середине птичьей стаи или стаи летучих мышей, буквально раздробив несчастных животных. Структуры явно напоминают красные кровяные тельца, но они не живут в воде долго, если только содержание соли в воде не очень близко к внутриклеточному ее содержанию. Достоверные сообщения о красных дождях поступали еще около двух месяцев, так что красные кровяные тельца являются сомнительными кандидатами на эту роль.

Но вызывает удивление и еще кое–что. Луис пытался вывести микробов в ряде питательных сред и открыл, что они размножаются асексуальным путем – бинарным делением, как и одно клеточные организмы… но у них это происходит при температуре 300 °С! Это настолько ни на что не похоже, что, как говорит Луис, они с Кумаром не осмелились включить это в свои отчеты о красном дожде, боясь, что их сразу отклонят. Если результат удастся воспроизвести, то гипотеза внеземного происхождения будет почти доказана.

Возможны несколько последствий этих направлений исследования. Хотя невозможно рассуждать о том, способна ли сама по себе жизнь (например, простой вирус или бактерия) зародиться в межзвездной туманности, вполне очевидно, что так называемый строительный материал жизни может и что так оно и было. Попадание этого материала на молодую Землю должно было стать толчком для начала развития жизни; этим может объясняться тот факт, почему прошло (относительно) недолгое время между тем, как наша планета стала обитаемой, и происхождением первых самовоспроизводящихся клеток.

Но если это произошло на Земле благодаря вездесущим сформированным в космосе органическим молекулам, то оно неизбежно должно было произойти на всех или почти всех других потенциально пригодных для жизни планетах. А это подразумевает, что жизнь может быть гораздо более распространенным явлением во Вселенной, чем мы привыкли полагать, и что это, конечно, означало бы победу гипотезы Сванте Аррениуса.

 

III

Конечно, теория панспермии не решает вопроса о возникновении жизни. Она переадресует его предельно далеко по расстоянию и к тому же в неопределенные временные рамки. Как считается, в Солнечной системе на места возникновения жизни теоретически могли бы претендовать Марс, а также спутник Юпитера Европа. Именно к ним, насколько можно понять, в ближайшие десятилетия будут отправлены экспедиции. Если они и там не найдут следов жизни, то тогда ее колыбель придется искать вообще за пределами Солнечной системы.

Теория панспермии дипломатично умалчивает о том, как именно возникла жизнь в первоначальной форме. Насколько можно понять, тут допускаются два варианта. Первый – жизнь зародилась сама в результате все той же эволюции, может быть, биохимической. Второй – наша форма жизни была создана искусственно существами, которые сами могли быть устроены иначе. В этой связи возникают следующие соображения. Если речь идет о биохимической эволюции, то предмет обсуждения и вовсе становится неосязаемым. Применительно к Земле можно было хоть обсуждать природные условия в тот или иной геологический период, составы имеющихся на планете химических веществ. Если же проблему переадресовывать в другие миры, то тогда вообще нечего обсуждать. Всегда можно сказать, что на какой–нибудь планете условия были предельно идеальными. Единственно, возникает вопрос, почему у себя в лабораториях мы до сих пор, несмотря на все усилия, не смогли создать такие условия? Ведь речь идет не о немыслимых давлениях или температурах, а о простых химических соединениях и комнатной температуре.

 

 

Если же авторы нашей жизни – другие существа, то трудно уловить разницу между этой теорией и креационизмом. Если быть честным, то ее просто нет. Единственно, Богу мы приписываем место существования вместе с нами, на нашей грешной Земле, и просто исходим из его непознаваемости. А другие существа обитали или обитают где–то в другом месте, но не на Земле. И мы не отказываемся от того, что они в принципе познаваемы.

Выходит, достаточно сказать, что Бог когда–нибудь будет познан человеком, и креационизм тоже станет приемлем, даже для его самых ярых противников? А, собственно говоря, почему эти таинственные другие существа должны были создавать жизнь где–то в другом месте, и потом везти ее сюда? Может быть, они ее просто тут, на месте и создали, не занимаясь никакими сложными перевозками?

Не будем дальше использовать иронические интонации в оценке этих предположений. А просто еще раз признаемся, что мы как авторы данной книги и сами полагаем, что человек и вся остальная жизнь были просто созданы искусственным путем. Может быть, тут, на месте. А может, и в другом уголке Вселенной. Разница невелика. И эти наши создатели, скорее всего, поумнее нас, но не настолько, чтобы мы в принципе отказывались от познания их самих. Есть хорошее выражение: "Никогда не говори «никогда»". Конечно, чтобы зря не дразнить богов, может быть, лучше и не настаивать, что мы можем их познать. А то получается, что мы становимся в принципе равными богам, как бы стремимся создать им конкуренцию. И в принципе способны превратиться в их противников. Однако если такое познание возможно, тогда проблема происхождения жизни на Земле сразу успешно решается. Нас создали другие существа (или какая–то особая субстанция) и мы в результате представляем собой что–то вроде биороботов. Но тогда наши действия определенно предсказуемы, мы не боги и никакой свободой воли не обладаем.

Это не просто грустная констатация. Она предполагает, что наше человеческое общество устроено неправильно. Оно ведь исходит из наличия у человека свободы воли – понятия, имеющего глубокие корни, по крайней мере, в христианской вере. За что–то людей хвалят, за что–то сажают в тюрьму, а за определенные действия просто убивают. Выходит, зря? Как можно убивать или хвалить машину за ее работу?

Скорее всего, появление теории панспермии означает также следующее. Непредвзятому исследователю ясно, что весь окружающий живой мир устроен по определенной системе. Существуют определенные общие принципы организации всего живого, имеется связь между различными видами живых существ, в чем–то между ними можно увидеть преемственность и усложнение. Все живое на Земле построено из одинаковых, а не разных "кирпичиков" (аминокислот).

 

 

Конечно, так и хочется провести прямую линию и сказать, что все это возникло и развилось само. Однако на самом деле это очень большой вопрос – само или не само. Нетрудно убедиться, что доказательства самостоятельной эволюции сводятся лишь к установлению схожести, связи, общих черт, но не более того (то есть доказательства палеонтологические, биогеографические, эмбриологические, сравнительно–анатомические).

Пока не очень получается объяснить все это с позиции самозарождения и саморазвития. Остается вариант, что все возникло в результате вмешательства постороннего фактора (Бога, искусственного интеллекта, Творца, инопланетных цивилизаций, организующего начала и т.д.). Но с этим вторым вариантом трудно согласиться. Очень не хочется попадать в категорию каких–то биороботов, действующих по заранее заданной программе.

Теория панспермии является как бы промежуточным, компромиссным вариантом. Это не целый шаг, но уже полшага по направлению к иному пониманию проблемы. И с таким половинчатым шагом общественное мнение, видимо, уже может, хотя и со скрипом, согласиться. Тем более, что авторы современных версий теории панспермии – это предельно авторитетные ученые. Суть же компромисса в том, что теория панспермии допускает возможность создания жизни с помощью постороннего и нами не учтенного фактора. Но не настаивает на этом, а просто допускает такую возможность. Поскольку же остается также и вариант самозарождения, пусть в другом уголке Вселенной, то нет необходимости отказываться от особой, "божественной", роли человеческих созданий, населяющих Землю.

 

 

При подготовке статьи были использованы материалы следующих ресурсов: http://unnatural.ru, http://allbanks.kz, http://medbiol.ru, http://volodyatrofimoff.narod.ru, http://mirklub.ru.