Концепция
Выпуск №4
  • <
  • 7 
  • 6 
  • 5 
  • 4 
  • 3 
  • 2 
  • 1 
  • >

Героизм или геройство?

 

 

Героизм или геройство?

 

I

Геройство – уже давно не положительное слово. Хорошо, если оно носит иронический оттенок. Хуже, если в этом слове слышится отзвук горечи и печали.

Утешение приносит осознание, что геройство в повседневной жизни носит какой-то несерьезный характер. Не по-настоящему все это. Да, где-то там люди жизни кладут за друга, за честь женщины, за высотку, за родину. Наверное, такие люди и случаи есть и в жизни, а не только в кино. Но, что значительно чаще встречается в жизни – это «геройство» на работе. Здесь не умирают на раз, но жизнь сжигают с не меньшей неумолимостью. Хоть, без кавычек я о нем писать не могу, но все признаки геройства на лицо: самоотверженность, преодоление превосходящих сил, следование принципам и идеям, а не здравому смыслу... и бессмысленность.

И вот последняя характеристика роднит все геройства. Бессмысленность – характеристика недостаточная для геройства, но точно необходимая. Это квинтэссенция геройства – без нее геройство не считалось бы геройством – было бы холодным расчетом профессионала. А где это видано, чтобы холодный расчет приковывал внимание публики! Холодный расчет – стихия отрицательных персонажей, которых наши герои с горящими глазами должны превозмочь. Конечно! Это же у тех с холодным расчетом, вдруг, оказываются превосходящие силы, потому что они все заранее просчитали. Это они каким-то немыслимым образом без потерь заняли высотки или покорили женщин своей уверенностью и спокойствием, не прикладывая к этому вообще никаких усилий.

Но я не об этом. Я о геройстве, что для меня – красивый флаг на корабле бессмысленности. Мне самому, конечно, никак не избежать геройств. И в корпоративных войнах участвую, и осколки воспитания, нет-нет, да и подложат мне мину в виде долга или чести.

И, вот, следуя долгу, я «геройствую» в пятницу вечером до двух часов ночи. Один, после рабочего дня, который никогда, фактически, не заканчивается, и после тяжелейшей череды напряженных недель, я «геройствую» в офисе, как обычно, ощущая, что «я один в израильской армии». Полночь уже прошла. Я уже прекратил названивать коллегам в другие страны, чтобы уточнить последние цифры. Осталось дело только за мной. И я, стиснув зубы, продолжаю собирать пакет документов, распечатывать файлы, тщательно проверяя данные и требования.

Когда я, наконец, откидываюсь в кресле, глядя на два лежащих передо мной запечатанных пакета, на часах уже два ночи. Я изможден, но дело сделано. Но это два часа ночи пятницы, которую я так ждал! Пятницы, которая была так заслужена! И, вот, она прошла мимо меня – моя очередная пятница.

К счастью, теперь у меня есть не только чувство горечи, что пятница пропала, и сегодня я уже никуда не успеваю. У меня, все же, есть и оттенок удовлетворения – я все сделал, я не должен думать об этом всем в субботу и воскресенье. Я смогу неспешно поехать и доставить пакеты с предложением на рассмотрение клиентам в понедельник к 10 утра. На этом я и уезжаю в ночь моих выходных.

Как и предполагалось, выходные пролетают приятной и насыщенной чередой событий, никак с работой не связанной. Чего хотел – того добился: о пакетах я вспоминаю только поздним вечером в воскресенье. Опять чувство удовлетворения и спокойной уверенности – я же все сделал, как надо, и мне осталось только доставить их по адресу и передать под расписку. Знал бы я раньше, что именно так формируются и подаются пакеты документов на 10 миллионов евро!

На улице в понедельник утром холодно, снежно и многомашинно. Можно было бы сказать – многолюдно. Но вот людей, как раз, не много. Вокруг я вижу такие же, как у меня, металлические коробочки – у кого похуже, у кого получше. Места всем не хватает и мы смиренно ждем своей очереди для доступа к пространству. В конце концов, мне удается найти место, где я бросаю машину, беру пакеты, и несу их к клиентам.

Все хорошо. Морозный воздух утра освежает голову, вызывая отличное настроение, несмотря на понедельник.

Пятничная усталость ушла, но «детская» обида за потерянный вечер осталась, и, отдав письмо и приехав в офис, я не спешу погружаться в вязкость нерешенных вопросов, неотвеченных писем, отложенных тем. В офисе все идет спокойно и тихо, пока я, случайно, не натыкаюсь на папку отосланных документов и обнаруживаю, что в пятницу ночью забыл вложить еще один важный файл.

Голова мгновенно начинает работать в турбо-режиме. Делаю контрольные звонки, убеждаюсь, что еще могу донести недостающие файлы. Подготавливаю их с вящим ощущением deja vu и в спешке выезжаю опять к клиенту.

Проблемы с парковой днем еще жестче, чем утром. Мне приходится сделать не один оборот вокруг квартала, прежде, чем я нахожу место остановиться. Мне кажется, что вот эти минуты и были роковыми, и, несмотря на все усилия, пакеты с предложениями уже вскрыты, и мое геройство прошлой пятницы, как и самоотверженность прошлой недели всей нашей команды, пропали зря из-за моей собственной ошибки. Сознание сразу подсказывает: «из-за вынужденной ошибки, вызванной усталостью и перенапряжением». Я невольно соглашаюсь с такой спасительной формулировкой, но это моя ошибка на самом последнем повороте. Очень обидно!

Я влетаю в офис клиента. Пытаюсь объяснить ситуацию... и мой пакет спокойно и без необходимости объяснять принимают и кладут в стопку других пакетов, где уже лежат и мои утренние пакеты и пакеты наших конкурентов. Я успел. Я доволен.

Выхожу из офиса, и тут на меня опять накатывает. Мое геройство, чувство ответственности и долга в пятничный вечер никому не было нужно с самого начала. Я бы мог спокойно уйти с работы в пятницу в семь вечера, провести его как-нибудь романтически, а не напрягая глаза и всматриваясь с буквы и цифры, раз за разом пытаясь найти ошибки и исправить их. Не напрягаясь, прийти в офис в понедельник утром, распечатать, проставить печати, и отнести к клиенту к трем дня, как я сделал сейчас. Не было бы этого самопожертвования, не было бы этого длинного набора слов, и не было бы этой бессмысленности, что всегда идет рука об руку с геройством.

Геройство и бессмысленность вместе всегда!

Марк Флавиандр

 

II

В наше время достаточно много людей похожих друг на друга как солдаты китайской армии. В этом веке, настало время развитых технологий СМИ, при этом очень модно говорить об особенностях нестандартного мышления. Но этих необычно думающих стало настолько много, что образовалась отдельная каста. Эти люди протестуют против того, чего только можно. То есть они так думают. Но люди такого типа как кусок тряпки на ветру могут менять свое мнение под влиянием чьего угодно мнения. Самое странное что мнение свои доказать они редко когда могут, пожалуй, это и есть самая интересная и парадоксальная проблема XXI века. Люди, считающие себя оригинальными и нестандартно мыслящими, как овцы ведутся на пропаганду неких идей.

Возьмём обычного среднестатистического человека, живущего на постсоветском пространстве. Назовём его Александр, самое распространённое имя в этом регионе. Ему от 19 до 25 лет. Он либо учится в институте, либо работает в офисе, либо и то и другое вместе. У него есть отношения, иногда он сидит с друзьями в баре, или идёт в кино, порой ходит на художественные выставки или в музей. Так заведено в его компании.

С детства у него выработалась «своя» идеология. Как и принято в современном обществе, у такого Александра есть  мечта. Она очень схожа с миллионами других. Мечта эта есть цель жизни. Учёба-работа-свадьба-дети-пенсия-мир иной. Ничего другого желать не нужно, ибо в этом колесе и есть смысл жизни. Увлечений нет, и этот человек не знает чем заняться после работы. Забивает внутреннюю пустоту, чем только можно. Александр не думает, что хочет от жизни или чего хочет добиться. Всё счастье для него в общепринятых понятиях и положениях. Если дать ему бесконечный источник денег, он сядет на диван и будет существовать. Та работа, которую Александр проклинает единственное его время провождение.

Всегда в общественности, как обязательный атрибут, присутствует система правил и идей, отход от которых приведёт к социальному одиночеству. Так было всегда, но сейчас образовалась система борцов с Системой. Хотя никто так до конца и не понимает что такое «Система». Некоторые отождествляют это с государством, другие – с   обществом. Представителем таких «протестующих» и является Александр.

Идеология. Всегда идеология была средством управления, кстати, самым мощным, помощнее водородной бомбы. Но Александр думает, что это нечто возвышенное. Правда, выразить свои идеи он не способен. В силу скудного ума и образования ему просто не хватает  аргументов «за». Начнёшь его расспрашивать о его убеждениях, как он начнёт раздражаться и сбивчиво талдычить  избитые фразы. Взгляды его могут быть совершенно разными, однако в любом случае Александр будет ощущать и считать себя борцом за справедливость. Пацифизм, либерализм, патриотизм, национал-социализм: всё могут такие люди выразить одной фразой.

А, совершенно разумные, доводы «против» Александр будет либо игнорировать, либо просто их не услышит. Расспросы приведут его в бешенство, на них ответить он не может. А в разговоре будет вещать свое, возможно, это будет как-то относиться к теме беседы. На самом же деле Александр отвечает на свои внутренние вопросы и нестыковки. Сейчас пошла мода у «интеллигентной» молодёжи отстаивать права кого-либо. Ужасные и ожесточённые бои идут в спорах за пивом в кафе. После чего каждая противоборствующая сторона уходит домой с чувством собственного превосходства. К примеру, для некоторых такой игрой в человечность стала толерантность – война против тех, кто воинственно относиться к любым меньшинствам.

Это самое забавное, тут больше несоответствий, чем в речи пьяного сантехника. Фактически, зажимание прав подавляющего большинства в пользу меньшинств. Права одного человека заканчиваются там, где начинаются права другого. Толерантность, фактически, – это невозможность высказать негативное мнение к стороннему  явлению и соцгруппе. А это уже противоречит самой  официальной идее толерантности – терпимости. Тем не менее, самые нетерпимые люди – люди толерантные. Парадокс. Но, даже не смотря  на такие явные противоречия, Александр может придерживаться таких идей.

Благо, далеко не все «Александры» деятельные люди иначе мы бы слышали звуки перестрелок каждый день. Вся эта тема с противостоянием системе началась с того, что «Александр», собирательный образ молодёжи, послушал других спорящих молодых людей и решил принять чью-то сторону, пять минут почитав в интернете и выбрав более гладкую идею, решил её поддержать. Теперь, став полноправным воином справедливости, борцом за права униженных и обездоленных, он может отстаивать свою идеологию. Он борется за права, к примеру, бездомных. Он делает великое дело, он благороден, он кого-то защищает, но класть десятку бомжу в кружку он не станет. Александр будет бороться словами, но этого самого бомжа, за которого он воюет, даже не увидит. Может три часа кряду разговаривать о человечности, а безногого калеку ему ни  йоты не жаль.

Люди уже не одно тысячелетие выстраивают свою жизнь по одной и той же схеме. Неизменно ей следовали все от мировых политиков до последних рабочих. Правда существует целый класс халявщиков – они  ни к чему не стремились. А те, кто стремились, делали это одинаково. Александр учиться, идёт работать, жениться и хочет умереть стариком с болезнью Паркинсона и склерозом. Потому что так заведено, так принято. А «зачем?» – отвечает стандартными ничего не значащими фразами.  Он тратит всё время на работе, чтоб заработать деньги. Но весь юмор жизни состоит в том, что времени на траты этих денег уже нет. Вся великая цель – это пахать на стороннего дядю.

Всё сводиться к отсутствию критического мышления. Александр просто не умеет думать. Оценивать всю ситуацию целиком. Поставить под сомнение какое-то свое убеждение гораздо сложнее, чем сделать из него религию. Фанатизм и мышление толпы сейчас охватило всё общество. Переоценивать ценности для Александра такая же недопустимая задача, как слетать на марс. Александр – безвольный. Он продукт цивилизаций. Что-то менять ему не свойственно. Всё, чем он занят, он делает из страха перед обществом. Делает что заведено, что принято, боится стать одиноким, он человек толпы.

Думать и знать истинные причины явлений, дано не каждому, сейчас очень редко можно это встретить. Времена древних греков, которые умели думать давно прошло. Вместе с ним и кануло в лету и истинная критика течений и явлений. Борьба идеологий сейчас превратилась в суррогатные драки в песочнице.

 

III

Сперва очень прошу вас, дорогие форумчани и форумчанки, отнестись к этой теме с серьезностью. В этой теме говорим не о мифических героях типа Геркулеса или Прометея, а про героев XXI века (может громко сказано, но, думаю, вы меня поймете). Сделали ли вы что-нибудь героическое, достойное в этом мире? Если у вас 3 ребенка и нет жены (мужа) и вы работаете на 2-х работах чтобы прокормить семью – значит, вы проживете эту жизнь не зря. Если вы когда-либо заступались за девушку – вы герой.

Если вы, несмотря на опасность, дрались с тремя «позорными крысами» из-за того что они вас оскорбили, что-либо украли, а вы не отнекивались словами типа «да не надо!», «забей, я не хочу драться» или «вот деньги, только не бейте!» – вы сильный, мужественный человек. Если помогали стареньким бабушкам или инвалидам – вы молодцы. Но если такого не было в вашей жизни, если вы прятались за спинами друзей или родителей, если вы «стучали» на сотоварищей, не влезали в драку из-за девушки – значит вам пора подумать зачем вы вообще выживите на этом свете. Прошу писать о ваших героических поступках.

– Я считаю, что каждый человек должен иметь принципы и идеалы. Соответственно, необходимо им следовать, невзирая на обстоятельства. Это можно считать геройством?

– «Если у вас 3 ребенка и нет жены (мужа) и вы работаете на 2ух работах чтобы прокормить семью» – мимо. «Если вы когда-либо заступались за девушку» – эм... Вроде не приходилось. «Если вы не смотря на опасность дрались с тремя «позорными крысами» из-за того что они вас оскорбили» – хм.. тоже мимо. «Если помогали стареньким бабушкам или инвалидам» – чувствую мой последний шанс, но боюсь уступить место в транспорте не проканает. «Но если такого не было в вашей жизни» – нет, не было. «Значит, вам пора подумать, зачем вы вообще живете на этом свете» – жить, чтобы бороться, да? Хм.. пока не чувствую, что я жил зря. Не думаю, что если не приходилось быть «героем», то ты прожил зря. Скорее наоборот – значит, тебе повезло и нефигово.

– Ну, однажды спас друга от поезда (мы чего-то баловались на рельсах в детстве), он был в плеере и не слышал как тот идет сзади, выдернул его буквально за 3-5 секунд до того как тот проехал, хотя, может, это вовсе и нельзя назвать геройством.. Этого же парня спас от стаи собачек, он растерялся, а вот на них прикрикнул (голос, правда, на недельку сел)… Тоже вроде не особо геройство.

– Собаку когда-то зимой из воды тащил за ошейник. Бабушкина сторожевая овчарка. Умная страшно была. Но хоть и умная, поперлась за малолетним придурком на середину речки на края льда. А он проломился. Глубина порядочная, место тихое, «переср..л» порядком, потому как чувствую, что трещина до меня доходит. Но вытащить как-то успел. И чем мне все это самолюбование по теме вспомнилось: бежим, значит, с ней метров 15, и чувствуем, как динамически ломающийся лед от нас на пару сантиметров всего отстает – т.е. носок еще на поверхности, а пятка уже в воздухе. И такое, знаешь, «остроприятное» чувство переполняло все эти 3,6347658 секунды, что аж страшно. Больше никогда такого кайфа не было. Где бы «погеройствовать», а, камрад?

– На днях сбитого машиной баклана пытался спасти (он двигаться не мог, крыло сильно перебило). Притащил домой, усадил на балкон, водички налил, хлебушка покрошил. Думал ветеринару позвонить. А эта неблагодарная и тупая птица взяла и сиганула с пятого этажа прямо на асфальт. Бабушки-соседки дюже ругались.

– «Если у вас 3 ребенка и нет жены (мужа) и вы работаете на 2-х работах чтобы прокормить семью» – это каторга, а не геройство. «Если вы несмотря на опасность дрались с тремя «позорными крысами» из-за того что они вас оскорбили, что-либо украли, а вы не отнекивались словами типа «да не надо!», «забей, я не хочу драться» или «вот деньги, только не бейте!» – вы сильный, мужественный человек» – не стоит утверждать так однозначно.

Когда эти «позорные крысы» могут запросто перерезать тебе глотку, стоит подумать не о геройстве, а о здравом смысле – что дороже, жизнь или безрассудство, о котором, к тому же, никто и не узнает. «Если помогали стареньким бабушкам или инвалидам – вы молодцы». Молодцы и герои – разные вещи. То, что хорошо, еще не геройство. А помогать старикам или нет – это уже вопрос воспитания. «Если вы когда-либо заступались за девушку – вы герой» – и это не геройство. А буду защищать свою девушку не потому что я герой, или хочу им стать, а потому что мне она дорога и я ее люблю.

– Ты выбрал слишком низкие критерии для героических поступков (в моем понимании).

– Еще один вопрос забыт – прыгали ли вы по пьяни под танк в августе 91 года?

– Надо же, как геройство девальвировалось... Уступи место бабушке – и ты герой!

– «Обесценивается все, что в избытке, даже героизм». Кароль Бунш

– «Обесценивается все, что в избытке, даже героизм». Кароль Бунш» – а он разве у нас в избытке?

– А где раздают льготы и звезды ?....

– Извиняюсь за простыню, но не могу не вспомнить один свой любимый фильм:

«Адвокат: Распорядок дня барона Карла Фридриха Иеронима фон Мюнхгаузена на 30 мая 1979 года.

Герцог: Любопытно.

Баронесса: Весьма!

Адвокат: Подъем в 6 часов утра.

Герцог: Не наказуемо.

Бургомистр: Да. То есть нет. То есть да, я согласен, вставать в такую рань для людей нашего круга противоестественно, но...

Баронесса: Читайте дальше Генрих.

Адвокат: 7 часов – разгон облаков, установление хорошей погоды.

Герцог: Что, покажите (смотрит расписание, потом вместе с Бургомистром смотрит в окно)?

Бургомистр: Как назло сегодня чистое небо. То есть с утра действительно был туман, но он улетучился.

Баронесса: То есть вы хотите сказать, что это его заслуга?

Бургомистр: Я ничего не хочу сказать, баронесса, я просто отмечаю, что сегодня великолепный день. Ну, у нас нет ни каких оснований говорить, что он разогнал облака, но говорить, что он не разогнал облака, это значит противоречить тому, что видишь.

Баронесса: Вы смеетесь надо мной? Продолжайте дальше Генрих.

Адвокат: С 8 утра до 10 – подвиг.

Герцог: Как это понимать?

Баронесса: Это значит, что от 8 до 10 утра у него запланирован подвиг. Ну, что вы скажете, господин бургомистр, о человеке, который ежедневно отправляется на подвиг, как на службу?

Бургомистр: Я сам служу, сударыня. Каждый день к 9 утра я должен идти в магистрат. Я не скажу, что это подвиг, но вообще, что-то героическое в этом есть».

(к/ф «Тот самый Мюнхгаузен»)

– У нас во дворе был случай. Два парня под 13 лет катались на лясах. И на них наехали скины. Один сразу велик отдал, получил в рожу и все. Один хрен, родители же богатенькие – новый купят. А другой, вцепился  за раму и не отдавал. Его гадами по башне били, а он не отдал и кричал: «Помогите!» Так «ляс» и не сперли у него. У него сразу ужавуша во дворе поднялась.  Ну и что ты думаешь? Только не говори, что он не правильно сделал.

– «время героев ушло»...

– Минимум героизма – это жертвование чем-то ради важной, национальной или глобальной идеи. Вот Юрий Гагарин – герой.

 

IV

В XX веке было принято считать героями в первую очередь тех, кто погиб в бою. К сожалению, и в наше, казалось бы, мирное время есть место подобным подвигам. Однако, вряд ли  правильно связывать понятие «героизм» исключительно с войной.

Для каждого человека на определенном этапе жизни существует свой герой. Герои для нас – это те люди, на которых мы хотели бы быть похожими, те люди, которыми мы восхищаемся, которыми мы гордимся! Да что мы, ими восхищается вся страна и даже весь мир! Неужели такие есть в XXI веке, спросите вы? Есть! И их немало!

Только почему-то по каким-то непонятным причинам мы о них не вспоминаем. Память – всё большая редкость в наши дни. Где-то она исчезает под слоями времени, где-то – последовательно и целенаправленно вымарывается из умов ради сытого спокойствия посредственностей.

Не помнить, не думать и не знать – вот истины возведённого на пьедестал большинства. Память для него опасна, она ему не нужна, потому что может породить сомнения.

Герой нашего времени – это человек не только с неиссякаемыми силами и острым умом, знающий, где и как применять свои знания, а человек с твердым нравственным стержнем, готовый на настоящие благородные дела. Примеры? Пожалуйста!

Журналистка «Новой газеты» Анна Политковская, убитая в 2006 году. Её вспоминают 7-го октября во многих городах мира. Её именем в Риме, Тбилиси, Милане, Париже названы улицы и парки. В этом году коллективный акт воспоминания состоялся и в Самаре.

Анна Политковская общественно значимую информацию старалась опубликовать и донести до наиболее широкого круга людей. Она не только писала, но и пыталась довести всё до логического конца, чтобы что-то было предпринято для изменений в жизни.

А.Политковская  и В. Я. Измайлов вытащили из чеченского плена порядка 250 наших солдат. В том числе и нашу «кавказскую пленницу» самарчанку Светлану Ивановну Кузьмину.

Учителя школы в Беслане, 1-3 сентября 2004 г.

Директор Лидия Александровна Цалиева (70 лет) даже когда ее тяжело ранило взрывом, она, лежа на боку, продолжала жестами и криками направлять детей к окнам.

74-летний учитель физкультуры Янис Константинович Каниди несмотря на свой возраст, ни разу не прилег – стоял, чтобы у детей, ютившихся на полу спортзала, было больше места. Террористы предложили ему покинуть школу, сказав, что не воюют со стариками, но Иван Константинович не захотел бросить учеников.

Учитель вступался за каждого ребенка, пытался защитить школьников от бандитов. Когда террористы направляли автоматы на учеников, Иван Константинович вставал перед дулом, прикрывая собой ребят. Бандиты застрелили учителя физкультуры уже во время штурма, когда он пытался выхватить оружие у бандитов, пришедших в спортзал расстреливать заложников.

Учительница осетинского языка Алена Дзуцева (28 лет). Когда рядом с ней разорвалась бомба, Алену взрывной волной вынесло во двор. Но она, обожженная, полезла обратно в спортзал к своим ученикам: «Я вперед детей не побегу!» Она помогла многим ребятам выбраться из здания, но сама спастись не успела – ее придавило обвалившейся крышей.

Конечно, есть профессии, которые требуют подвига. Это военные, милиционеры, пожарники, полярники, космонавты, теперь и журналисты. Но, по большому счету, профессия не имеет значения. Предрасположенность к героизму – это не часть профессиональных требований, а характер человека, его готовность принять ответственность на себя, пожертвовать собой ради другого. Или просто преодоление себя (инвалиды-паралимпийцы).

С древних времён известно, что герой обязательно должен за что-то сражаться, кого-то защищать. За что сражается современный герой? Да, в наше время уже нет драконов, с которыми сражались легендарные рыцари, но своих «внутренних драконов» человек не победил и в XXI веке. А значит, каждый человек может отважиться на маленький подвиг – победить самого себя и стать героем XXI века.

 

 

При подготовке статьи были использованы материалы следующих ресурсов: www.flaviandr.com, www.heroofourtime.jimdo.com, www.novlit.ru, www.forums.ag.ru.