Концепция
Выпуск №1
  • <
  • 7 
  • 6 
  • 5 
  • 4 
  • 3 
  • 2 
  • 1 
  • >

Единственное спасение

 

 

Единственное спасение

 

Каждый раз, вглядываясь в политическую карту мира, мы видим различные по форме и размерам страны, считая это чем-то само собой разумеющимся и большую часть времени не задумываемся о смысле фразы «национальное государство». За три с половиной сотни лет эти образования, сегодня являющиеся нормой, создали в головах людей образ одного единственного бескомпромиссного варианта жизни народов, одной из главнейших целей которого является достижение собственного благополучия за счет других государств. И лишь немногие понимают, что именно они – государства-нации являются причиной тех колоссальных войн и бедствий, которые мы имеем сегодня…

Очень многим знакомо словосочетание «система международных отношений» (МО). Не вдаваясь в научные детали, перечислим некоторые из них в обратном порядке от ныне существующего: переходный период с однополярного в многополярный, однополярный мир (США), Ялтинско-Потсдамская система, Версальско-Вашингтонская, Блоковая система после крымских войн середины 19 века, Венская система (после 1815 года) и так далее. Но это всего лишь ПОДсистемы одной более крупной системы целого мироустройства. В 1648 году был подписан Вестфальский мир, ознаменовавший окончание Тридцатилетней войны, тридцатилетней бойни, бессмысленной, гибельной, обличающей все низкие стороны человеческой натуры. Этот же документ впоследствии дал нечто большее, чем остановку кровопролития – переход системы международных отношений на качественно новый уровень, уровень при котором жизнь самой цивилизации пошла иным ходом, уровень при котором начали образовываться государства-нации (ГН) и вместо «войн королей» начались «войны между народами». 

В ходе естественного исторического развития и эволюции Вестфальская система была сформирована и успешно применена для решения проблем и задач именно той исторической эпохи. Успешно или нет, но в целом, она справлялась с текущими вызовами. И вот тут начинается самое интересное. Возникает ситуация аналогичная с двигателем внутреннего сгорания. Морально он устарел еще в середине прошлого века. Однако, по причине колоссальной доходности и наличия «неисчерпаемых» запасов нефти, как одного из основополагающих элементов мировой экономики,  правительства и те компании, интересы которых они лоббировали на международном рынке, не спешили от него отказываться. Да и сегодня не спешат. Тоже самое и с государствами-нациями. Мировая политика сегодня есть не что иное, как борьба с последствиями болезни, но не с причиной, а причина – морально устаревшая и изжившая себя Вестфальская система мироустройства. 

Для лучшего понимания того, о чем идет речь, представим историю как цепочку неких периодов. 395 год нашей эры – окончательное разделение Римской империи на Западную (Гесперию) и Восточную (Византию). Византия пошла своим путем, Гесперия – своим. 476 год – Гесперия канула в Лету. С этой даты и принято считать начало Средних веков. На трон истории вместо образованных, политически грамотных в плане устройства государства и общества, пришли варвары. Безусловно, христианство, рожденное как религия рабов и угнетенных, было прогрессивным решением тех социально-экономических и иных проблем, которые имели место в поздний период Римской Империи. И в течение первого тысячелетия оно вполне легально, т.е. с одобрения самих народов, взяло «бразды правления» над жизнью целых обществ.

По началу, подобное «правление» носило легитимный характер, т.е. люди в лице христианства нашли спасение от рабовладельческого строя. И они были счастливы, зная, что перед Богом все равны, нет социальной стратификации, что после жизни, соблюдая определенные правила, попадешь в рай в вечное блаженство и гармонию. После первого тысячелетия Христианство окончательно закрепило свои позиции в жизни общества, и начались «Темные века». Этот период хорошо известен людям. Вместо духовного развития общества, религия смело взялась за ее материальное развитие. Одним из тому доказательств является «филиокве» – дополнение одного из символов христианской веры гласящее о том, что Святой дух исходит не только от Бога – Отца, но и от Бога – Сына (это очень важный момент в истории!). А поскольку Церковь условно является телом Христа, то все, что говорят священники, есть слова и волеизъявление самого Бога.

Проще говоря, религия в лице Церкви получила законное обоснование диктовать людям, что и как делать, непосредственно принимая участие в политической жизни государств. Как и в период рабовладения, в самый разгар темных столетий, появляются недовольные. Но вместо физического рабства, люди периода средневековья, стали полноценными рабами и заложниками одного единственного образа мыслей, одних догматов веры. Эпоха Возрождения. Во главу угла начал становиться человек со своими интересами и ценностями. Это нашло свое отражение в науке, литературе, искусстве. В частности, отразилось на определенных философских взглядах, позднее сформированных как полноценные политические теории и течения. Вот оно! Homo sapience обретает себя! Человеческая сущность, человечность «забитые и подавленные» религией на столетия в эпоху средневековья, потребовали своего выхода, потребовали ликвидации своего рабства. Эпоха Возрождения есть всего лишь выражение чувств и эмоций людей, освободившихся от груза чопорности, чувства своей подавленности религиозным перебором, через литературу, искусство.

Христианство в свое время помогло избавиться от физического рабства, Просвещение от морально-умственного. Подобные достижения в развитии общества требовали своего  закрепления. И одним из таких «закреплений позиций», стала Тридцатилетняя война 1618-1648 гг., война, изначально начавшаяся как борьба католиков и протестантов и закончившаяся борьбой против гегемонии Габсбургов в Европе. Так в чем же суть этого «закрепления»? Суть в том, что Человек, полторы тысячи лет назад освободившийся от физического рабства и начавшийся необратимый процесс освобождения от монополистических догматов религии (секуляризация), смог бы закрепить все это только в виде некой системы новых ценностей. А кто или что в условиях свободы физической и умственной деятельности смогло бы стать гарантом стабильности такой системы в эпоху Просвещения и Реформации? Только национальный фактор! Род, племя, народность, нация. Именно в такой последовательности формируется жизнь общества, от более простых форм, к более сложным. Лишь в процессе перехода от одной стадии политорганизации в стадию сплочения нации, люди смогли окончательно морально избавиться и фактически закрепить свой выход из рабства, инквизиций, распятий, сожжений. Объединившись вокруг системы ценности своего народа, люди смогли снова почувствовать себя людьми, как это было в период Древнего Рима времен Республики и Древней Греции. 

В период своего развития и формирования (XVII-XIX века) Вестфальская система была самым прогрессивным и передовым ответом на новые вызовы развития общества. Надо помнить, что XIX век был очень продуктивным для философии, в том смысле, что человек начал мыслить иными категориями. И вместо вопросов начались расспросы: «А где же истина, и куда мы, собственно, лезем?» Что, в свою очередь, в дальнейшем вылилось в противостояние идеологий: либеральной демократии, коммунизма, национал-социолизма, фашизма и др. К началу XX века уровень развития технологий, науки, миропонимания, степень осознания человеком своего места на планете превратились в предпосылки очередного периода глобальных перемен и трансформаций. Рубеж! Время перемен. Но каких?

С момента своего образования Вестфальская система «государств-наций» достигла своего апогея, достигла пика возможностей решать «текущие» вопросы истории. Как жаль, что правители стран мира рубежа XIX и XX веков не смогли вникнуть в мысли философов, которые почти нашли ответ, ответ о новом Мироустройстве, о новом пути истории. А, может, были не готовы или просто не хотели, как с двигателем внутреннего сгорания… По всей видимости, последнее. При анализе исторических событий, оценке произошедшего необходимо учитывать один из важнейших законов международных отношений – Qui prodest – кому выгодно, или, как говорят в народе «смотрите в кассу». Если какое-либо государство может выкачивать из системы для себя выгоду, будь-то экономическую, политическую или иные, она будет продолжать это делать еще и потому, что если не она, то другие займутся этим «выкачиванием». Проще говоря, в первой половине  XX в. приоритетным стал принцип «либо ты займешься кем-то, либо другие займутся тобой». Если в Первой мировой войне государства осознали простоту и малую затратность его применения, в отличии от более высокоморальных категорий и принципов взаимоотношений, то Вторая мировая окончательно показала истинное лицо «государств-наций» и перспективы их дальнейшего «взаимного сотрудничества».

Согласно историческому материализму, развитие производительных сил, на определенном этапе, неизбежно вызывает необходимость изменения производственных отношений. В результате надстройка перестаёт соответствовать уровню производства и становятся тормозом экономического развития общества. В такие моменты и происходит смена общественно-экономической формации, то есть смена устаревшей надстройки на новую. Нечто подобное происходит в системах международных отношений. В период перехода общества от постиндустриального к информационному мы все чаще обнаруживаем несоответствие «надстройки» и «базиса». Надстройка есть постоянно развивающееся общество, переходящее от одной стадии в другую. Базис есть Вестфальская система, которая априори своими функциональными возможностями должна «решать» возникающие в процессе развития общества проблемы. Однако, вместо помощи, эта система не только не помогает, но и создает новые. И вместо развития получаем «ускоряющееся торможение».

Это сравнимо с областью IT-технологий. Когда «платформа» не в состоянии поддерживать новейшие программы – ее выбрасывают и заменяют более новой. Почему же мировые политики делают все наоборот? Морально устаревшая вестфальская система мироустройства никак не годится за платформу строительства концептуально новой модели общества в XXI веке. Уровень развития науки, технологий, сознания и мышления достиг невероятных высот, высот при котором необходима иная модель политорганизации мира, нежели та, которую мы имеем сейчас. Повторим, дабы не было неточностей. В момент своего зарождения, при тех исторических предпосылках, концепция «государство-нация» была естественным, эволюционным, а, значит, и единственно возможным вариантом развития истории. Но использовать ее как основу для развития в XXI веке – верх безответственности перед будущими поколениями. Текущая мировая политика есть не что иное, как постоянная борьба с последствиями тех самых системных, фундаментальных ошибок и противоречий «старой платформы», которую мы используем сегодня. И какие же последствия болезни мы имеем? Из огромного перечня  существующих проблем, львиная доля из них есть результат деятельности концепции «государство-нация»:

– рост новых государств, сепаратизм, дезинтеграция, национальная нетерпимость являются причиной возникновения серьезных потенциалов напряженности и, как результат, основой современных войн и конфликтов, включая самые кровавые и жестокие – этнические и гражданские;

– основа геополитики – завоевание «жизненно необходимых» территорий для обеспечения максимального благополучия за счет других стран – результат существования «государств-наций»;

– основой современной мировой экономики является «реформирующаяся» Бреттон-Вудская система международных экономических отношений, главная цель которой является обязательное экономическое преобладание одних стран за счет других - результат деятельности «государств-наций».

Пример – КНР, которую все чаще обвиняют в искусственном занижении курса юаня при высоких темпах роста экономики, дабы сохранить конкурентноспособность своей продукции на мировом рынке, что, в свою очередь, отражается в сохранении в Китае чуть ли не бесплатной рабочей силы. Вот и ответ на вопрос, почему мы сохраняем сегодня вестфальскую систему. Это выгодно.

Единственная ли это причина? Нет. Наличие устаревшей системы политических взглядов верхушек передовых стран мира. Большая часть населения планеты уже давно безразлична ко всем тем «играм», которые ведут мировые политики, якобы от лица их народов. Не секрет, что правительства этих самых стран слабо считаются с истинными желаниями своих сограждан, которые от всех их политических «перепалок и терок» с представителями других государств давно устали, а после развала СССР желание играть в игру под названием «кто кого перегегемонит» отпала, далеко и надолго. Вот и получается, что мировые правительства, дабы сохранить свои позиции на верхушке социальной пирамиды планеты продолжают играть в игру «Мировая политика», когда необходимость в этой самой политике отпадает с каждым днем все больше и больше.

Так уж получилось, что в мире преобладает либерально-демократическая система ценностей, одним из неотъемлемых атрибутов которой является рынок. И, говоря экономическим языком, «спрос» на национальные правительства падает. Вот с этим и не могут смириться заседающие в креслах G8 и  G20 – кресла теряют! А кто их приобретает? Владельцы транснациональных корпораций, которые уже сегодня вполне уверенно чувствуют себя полноценными субъектами международного права, чем раньше могли гордиться только государства-нации.

Единственное спасение – это коренной перелом базиса – концепции «государство-нация», – с постепенным отказом государств от своего суверенитета с передачей соответствующих полномочий межправительственным и межпарламентским органам по аналогии с ЕС. Гарантией мировой безопасности будет являться наличие групп региональных объединений, контролирующих ситуацию внутри своей территории и одновременно являющихся гарантами неприкосновенности для других формирований. Подобную систему МО можно сравнить с Венской 1815 года – классической многополярной системой «баланса сил».

Единственное спасение – это добровольный отказ от максимального, предельного «выкачивания» возможностей той или иной системы взаимоотношений государств, завершаемые мировыми войнами, лимит на которые уже давно исчерпан. В XVII-XVIII веках имели место войны королей, т. н. «войны роскоши», в XIX-XX веках – войны народов. В  XXI веке, в связи со стирающимися границами между государствами и отсутствием желания гражданского населения стран мира воевать с другими народами, войны будут вестись исключительно профессиональными, мобильными, небольшими, квалифицированными и прекрасно подготовленными группами войск быстрого реагирования. Если продолжить логическую цепочку, то смеем предположить, что XXII век, (а до него осталось каких-то 82 года) будет уже характеризоваться пробами формирования обществ свободной саморегуляции. Возможно ли это? Время покажет.

В истории, как науке, можно проследить один негласный закон – «закон промедления». Когда во временном пространстве возникают предпосылки (знаки, если хотите) к переменам, ими всегда необходимо пользоваться. Неважно как: правильно, неправильно, но человеку необходимо взять ответственность и воспользоваться этими предпосылками для своего дальнейшего развития. Если он этого не делает, история сама берет все в свои руки. Наша человеческая безалаберность, чрезмерная жажда власти и капитала (эпоха классических европейских империй последней трети XIX – начала XX вв.), нежелание проявлять дальновидность и сострадание о судьбах и благосостоянии всех людей обернулись в Первую и Вторую Мировые… Благо Европа – мать и сердце цивилизации после 1945-го увидела эти предпосылки и сегодня является локомотивом передовых глобальных трансформационных процессов.

Спустя столетия, мечта многих европейских мыслителей и философов сбывается. Европа становится объединенной, пусть с проблемами и пробуксовками, но становится. И те сложности, которые многие имеют смелость называть «крахом» еврозоны, являются лишь естественными возможностями модернизации системы для качественно нового периода своего развития с устранением как первоначальных, так и текущих ошибок на экономическом, политическом и других уровнях. Хочется верить, что Таможенный Союз между Россией, Республикой Беларусь и Казахстаном станет аналогом «Европейского объединения угля и стали» 1951 года, с которого и началась история Евроинтеграции… В XXI веке миром будут управлять два субъекта международного права: объединения стран по аналогии с ЕС и транснациональные корпорации.

Одним из важнейших вопросов современных международных отношений является дилемма: готовы ли мы к очередному переходу на новую ступень эволюции общественного развития или останемся рвать жилы, себе и другим, безрезультатно пытаясь вытянуть обанкротившееся и нерентабельное предприятие под названием «Вестфальская система мироустройства». У нас на руках все предпосылки для очередного периода структурных перемен. И если мы не проявим серьезность, ответственность, дальновидность и не осмелимся перейти на новый этап развития, история все сделает за нас. И можете быть уверены, это снова будет не в нашу пользу…